Ваш город: Москва Казань
+7 (495) 967-66-70
academy@academy.ru

"Жить - значит учиться и бороться"

№6 (612) 26 февраля — 3 марта 2008

 

Жить — значит учиться и бороться

Автор: Маргарита Фузеева

 

Вы любите учиться? Только не торопитесь отвечать “да”. Давайте постепенно. Вот школьные годы: вам нравилась учёба? А институт? Только я спрашиваю об учебном процессе, а не о той веселой жизни, что его сопровождает… Наконец, работа… Я опросила немало своих друзей и знакомых — результаты практически одинаковы. Первые двое (из школы и института) дают отрицательные ответы, а третий (уже работающий) в большинстве случаев относится к учебе с огромным воодушевлением. Мотивы у него разные — от желания посмотреть мир и себя показать до конкретной заветной цели научиться чему-то действительно полезному и нужному для развития. Так устроен мир: когда нас день за днем именно учили, то мы не особо этому радовались, а когда этот процесс начинает сопровождаться серьезными препятствиями и требовать значительных усилий с нашей стороны, мы всё больше и больше к нему тяготеем.

Это замечательно: у огромной армии потенциальных слушателей учебных курсов есть серьезные стимулы для повышения уровня знаний. Всё чаще ее наиболее активные представители самостоятельно противодействуют сопротивлению окружающей среды в лице, например, своих руководителей. Не хотите оплачивать нужный мне курс — я сам это сделать в состоянии! Не отпускаете с работы — я отпуск для этого возьму! Да и на многих работодателей грех жаловаться: часто они со скрипом выделяют деньги на оснащение современной техникой и программным обеспечением, а вот на обучение — пожалуйста.

А разнообразие-то какое! В этом море и нужный курс не сразу удастся выбрать, и чем дальше, тем спектр предложений становится всё шире. Безусловно, во всей этой оптимистично обрисованной ситуации есть проблемы, которые заслуживают подробного обсуждения. Сегодня мы поговорим о вопросах, посвященных выбору способов обучения, учебного центра (УЦ) и подходящей программы, попытаемся определить критерии необходимости дополнительной подготовки сотрудников и установить, сколько в среднем дней должен ежегодно учиться современный специалист. В конце обсуждения мы немного помечтаем о том, что хорошего нас ждет в будущем. В нашей беседе участвуют специалисты, которых по роду их деятельности можно считать экспертами в вопросах обучения. Это представители специализированных УЦ и читатели, на собственном опыте изучившие состояние учебного процесса и нашедшие время им поделиться, ответив на наши вопросы (см. диаграммы).

 

“Мы похожи, мы с вами похожи”

Признаюсь, для сегодняшнего обсуждения мы искали представителей тех обучающих центров, которые работают преимущественно в ИТ-сегменте. Это условие определяется тематикой нашего издания, но не только. Оказалось, что особенности подготовки специалистов, работающих в области высоких технологий, накладывают определенные требования к образовательным заведениям. Соответственно при всей схожести задач и учебных процессов можно отметить принципиальные различия между УЦ общих направлений и центрами, специализирующимися на ИТ.

Дмитрий Изместьев, директор УЦ «Сетевая Академия ЛАНИТ»,  подчеркивает, что такие различия определяются именно тематикой. Управленческие, психологические семинары, тренинги продаж и повышения личной эффективности, как правило, проводят тренеры, которые создают программы обучения сами, ориентируясь на собственный опыт и методики, наработанные разными тренерскими школами. В результате успешность усвоения материала участниками зависит прежде всего от опыта и подготовки тренера. А поскольку до сих пор нет единой системы сертификации бизнес-тренеров, то оценить, достаточно ли профессионален тот или иной из них для проведения данного курса, весьма сложно.

Большую часть курсов УЦ, специализирующихся на ИТ, составляют так называемые авторизованные курсы. Их разрабатывают поставщики программного обеспечения, которые не только устанавливают жесткие стандарты на содержание курса, но и выпускают унифицированные учебники. Что очень важно — вендоры контролируют подготовку тренера, так что преподаватель, не прошедший специализированного обучения с соответствующей сертификацией, не имеет права вести курс.

Олеся Батог добавляет, что обязательная авторизация или статус сертифицированного партнера вендоров ПО позволяет (а порой и заставляет) обучающие компании быстрее улавливать тенденции ИТ-рынка. Кроме того, именно такие специализированные центры имеют возможность принимать экзамены и проводить сертификацию слушателей. Разница между сертифицированным специалистом и “успешно прослушавшим курс” часто бывает очень значительной.

Михаил Агеев, Олег Литвин и Дмитрий Гудзенко описывают другую сторону процесса. В работе специализированного центра очень велики затраты на подготовку технической базы для обучения. Требуются постоянные (ежегодные) инвестиции в наращивание и модернизацию технической базы, на приобретение лицензионного ПО и изучение последних версий продуктов еще в процессе бета-тестирования; в подготовку, повышение квалификации (в том числе и за рубежом), тестирование и сертификацию (часто платную) инструкторов авторизованного обучения по курсам зарубежных вендоров; в решение сложных логистических задач, связанных с приобретением официальных учебных фирменных материалов; в подготовку, адаптацию и актуализацию содержания курсов, сценариев демонстрации возможностей ПО и их реализации в ходе обучения.

Олег Литвин оценивает данные затраты в размере до 45% от стоимости обучения (без фонда оплаты труда, аренды помещения, налогов и пр.). Таким образом, по его мнению, курсы ИТ-тематики должны стоить не менее чем в два раза дороже, чем курсы стандартного лекционно-консультационного типа. Если же для проведения курсов приглашаются зарубежные специалисты, то оплата их труда и стоимость работы переводчиков заставляет увеличивать цену до 400 долл. и более за один день обучения.

В итоге, по мнению Михаила Агеева, результат и реакция аудитории на обучение в случае ИТ-тематики определяется бóльшим количеством факторов, чем обучение по другим направлениям. Если в прочих случаях всё зависит в основном от компетентности преподавателя, то для ИТ-тематики очень существенную роль играет аппаратное и программное обеспечение, используемое в процессе обучения.

Многое из перечисленного нашими экспертами объясняет тот факт, что усредненная оценка качества преподавания, которую дают слушатели в специализированных УЦ, обычно выше, чем на курсах лекционно-консультационного типа по широкому спектру направлений. К примеру, большинство читателей PC Week/RE (см. рис.) определяют уровень преподавания в специализированных УЦ, работающих в ИТ-сегменте, как средний (63%) и высокий (25%).

 

Каков уровень обучения в специализированных учебных центрах, работающих в ИТ-сегменте?

 

 

“А мне всегда чего-то не хватает…”

Известно, что на психологию поведения клиента-покупателя значительное влияние оказывает предоставляемый ему выбор. Как слишком низкий, так и слишком богатый ассортимент может привести к тому, что покупка не будет сделана. Справедливо ли это для предложений в сфере образовательных услуг? Профессионально на данный вопрос могут ответить только психологи, но совершенно точно, что на уменьшение покупательской способности в этой сфере гораздо сильнее влияет отсутствие вариантов, а не их избыток.

В последнее время наблюдается значительный рост предложений самых разных учебных программ от множества специализированных центров. Как в них разобраться, чтобы найти наиболее подходящий план повышения квалификации, по каким критериям выбирать УЦ?

Все участники обсуждения оказались едины во мнении, что сначала необходимо четко сформулировать задачу, решить которую вы собираетесь с помощью обучения. Критически оценив уровень своей подготовки по данному направлению, можно выбрать базовый либо более сложный курс. Дальше следует внимательно изучить имеющиеся на рынке предложения, а при необходимости уточнить в УЦ конкретные аспекты выбранной программы и ее особенности по сравнению с аналогами. При выборе курса полезно попросить помощи у менеджеров учебного центра. Если же этим вопросом занимается не отдельный человек, а организация, то квалифицированный УЦ может предоставить услуги по предварительному тестированию сотрудников, чтобы определить степень владения предметом и на основании результатов тестирования разработать несколько программ для людей с разным уровнем.

Среди наиболее значимых критериев выбора центра ИТ-обучения Дмитрий Изместьев называет следующие:

1.        Авторизация УЦ или отдельных его курсов, т. е. сотрудничество УЦ с ведущими производителями ПО, наличие фирменных программ обучения (авторизованных курсов). Получая авторизацию, учебный центр берет на себя обязательство обеспечить надлежащий уровень тренинга. Учебный центр получает авторизацию — “степень”, которая соответствует определенному уровню УЦ по ранжиру производителя ПО, после чего он обязан каждый год подтверждать свое право вести авторизованные курсы. О том, авторизован ли учебный центр вендорами, можно узнать у менеджеров учебного центра, посмотреть на его сайте либо на страничке представительства компаний — разработчиков ПО: центры, прошедшие авторизацию, указываются на сайте вендора с адресами и координатами для связи.

2.        Уровень подготовки преподавателя курса. Здесь важно, имеет ли инструктор сертификаты и какие именно. Если инструктор обладает не только обязательными тренерскими сертификатами, но и другими, например является сертифицированным инженером, то это повышает его ценность. Инструктор может специализироваться по одному или нескольким направлениям. Как показывает практика, удобнее и продуктивнее общаться не с узкоспециализированным тренером, а с таким, который ориентируется в широком круге вопросов. С ним легче найти общий язык, поскольку он может апеллировать к уже имеющимся у слушателя знаниям и навыкам по другим продуктам.

3.        Организационные вопросы обучения. Выбирая УЦ, полезно выяснить, сколько классных комнат в этом центре, насколько удобно они расположены и как оборудованы, предоставляется ли слушателям бесплатное питание, продуманы ли другие элементы инфраструктуры.

4.        Наличие качественных учебных материалов, фирменных методик и пособий, которые можно активно использовать и по окончании обучения, так как они остаются у слушателей.

5.        Профильность центра: имеем ли мы дело со специализированным или универсальным учебным центром, т. е. предлагается ли обучение по одному или нескольким направлениям. Есть стандартное мнение, что специализированный учебный центр проводит курсы по продуктам, на которых специализируется, лучше, чем остальные. Это мнение имеет право на существование, хотя можно и возразить: ведь хороший универсальный учебный центр может позволить себе иметь большое количество узкопрофильных специалистов по различным направлениям, а это также гарантирует высокое качество обучения. Тем, кто собирается прослушать несколько различных курсов, конечно, полезнее универсальный учебный центр. Есть еще один весьма тонкий момент: многопрофильные учебные центры предоставляют своим слушателям определенный круг общения и обмена опытом с коллегами и тренерами, не ограниченный рамками одного продукта или одной методологии. Тогда как инструкторы, работающие на специализированных курсах, могут не всегда понимать проблемы своих слушателей.

6.        Стоимость курсов. Стоимость обучения на аналогичных курсах в различных УЦ не слишком сильно различается, так как большинство вендоров рекомендуют определенную цену. Чтобы сделать правильный выбор, можно провести небольшое исследование и сравнить цены на сайтах разных компаний. При этом непомерно низкая цена должна вызвать серьезные опасения, поскольку такое снижение возможно только за счет исключения каких-либо компонентов из процесса обучения (нефирменные учебники, отсутствие обедов для слушателей, сокращенная программа и т. п.).

К сказанному выше Роман Журавлев добавляет, что для курсов, подразумевающих сдачу экзаменов, стоит выяснить статистику прохождения экзаменов слушателями, обучавшимися по этим программам ранее. Олег Литвин советует не полениться и прийти в УЦ, заглянуть в учебный класс, попросить ознакомиться с отзывами слушателей о курсе или о будущем преподавателе, оформить договор. Полезно спросить, можно ли получить учебник до начала обучения для предварительного ознакомления с ним.

Говоря о критериях выбора УЦ, Михаил Дубовик приводит данные небольшого исследования, которое их центр провел среди своих слушателей. Первые три места рейтинга предпочтений занимают: специализированность центра — 20%, возможность адаптации курса — 20%, наличие внушительного перечня клиентов и отзывов — 17%.

 

“И я себя на том ловлю, что вас почти уже люблю”

Желание сотрудников развивать свои навыки, повышать профессиональную квалификацию в специализированных УЦ под мудрым руководством опытных преподавателей не всегда находит соответствующий отклик в душах и умах руководства. И тогда жажду знаний приходится утолять другими способами. Самый доступный из них — книги. В некоторых случаях на помощь приходят собственные корпоративные учебные центры компаний и дистанционное обучение. Результаты реального положения дел по оценке наших читателей приведены на рис. 2.

 

Какой способ используют ваши специалисты для повышения своей квалификации в области ИТ?

 

А что советуют эксперты: насколько приведенные способы получения знаний приемлемы в области информационных технологий?

Про книги долго говорить не будем, ведь даже если предположить такой фантастический вариант, когда все компании начинают целенаправленно и регулярно обучать своих сотрудников в УЦ, то всё равно от специализированной литературы отказаться невозможно. Хотя очевидно и проверено на личном опыте каждого, что эффективно освоить сложную программу по книге довольно проблематично. Наверное, поэтому народная мудрость и создала так много советов, свидетельствующих о далеко не первом месте книг в процессе обучения работе с техникой: “если ничего не получилось — попробуйте почитать руководство”; “если с пятого раза не получается установить программу, почитай инструкцию” и т. п.

Светлана Смирнова отмечает, что дистанционное обучение пока не готово решить все задачи авторизованного обучения. Центральную роль в обучении, как очном, так и дистанционном, продолжает играть сертифицированный преподаватель. При дистанционном обучении у слушателей нет возможностей для личного общения с преподавателем, т. е. нет обратной связи. Преподаватель не может контролировать последовательность выполнения сложных технических заданий. Многие слушатели на местах не могут правильно организовать класс для своего обучения, обеспечить безупречно работающий интернет-канал, закупить дорогостоящее оборудование или получить доступ для выполнения упражнений к общему оборудованию, принадлежащему всей организации, областному “кусту” и т. д. Длительность подготовки при дистанционном обучении растягивается до полугода (иногда и больше), тогда как очные занятия занимают от одной недели до полутора месяцев. Такая разница особенно ощутима в компаниях, остро нуждающихся в обученном специалисте, который должен срочно подключиться к проектам. При современном темпе развития очень немногие руководители согласятся полгода платить специалисту заработную плату и оплачивать обучение, не имея возможности использовать его в проектах.

По мнению г-жи Смирновой, на современном этапе дистанционное обучение принесет наибольшую пользу в области дополнительного заочного образования по дисциплинам, не требующим организации высокотехнологичных классов для выполнения заданий (менеджмент, маркетинг, бизнес-планирование и т. д.).

Существует довольно распространенная в последнее время точка зрения о том, что через несколько лет все обучение станет дистанционным. В пользу этого аргумента свидетельствуют такие факторы, как стремительное развитие ИТ-отрасли в целом, намерение специалистов в регионах, с одной стороны, учиться в хороших учебных центрах, а с другой — стремление компаний сэкономить средства на командировках своих сотрудников в большие города. Однако, как считает Дмитрий Изместьев, простое дистанционное обучение вряд ли получит очень большое распространение и никогда не заменит обучения очного. И причина тут в человеческой психологии: мотивацией на такое обучение без принуждения обладают лишь 5—10% потенциальных учащихся. Большинство же людей, начиная дистанционное обучение, довольно быстро его забрасывают, так как не имеют организующего начала: четкого регламента; инструктора, контролирующего работу; специально выделенного времени. Наиболее перспективным методом г-н Изместьев считает соединение дистанционного обучения с очными курсами.

Если говорить о внутрикорпоративном обучении, то здесь тоже можно выделить свои плюсы и минусы. Дмитрий Гудзенко, например, отмечает, что в штате компании очень редко можно встретить квалифицированного айтишника и талантливого педагога в одном лице, и при таком раскладе создание эффективного корпоративного курса становится труднодостижимой задачей.

С другой стороны, как подчеркивает Роман Журавлев, для таких целей, как освоение уже принятых в компании способов работы, решений и технологий, более эффективным оказывается “закрытое” обучение — либо проводимое собственными тренерами компании, либо адаптированное с учетом ее специфики. Эффективность дистанционного и “книжного” образования в этом случае тоже повышается. По его мнению, экспертов лучше учить с отрывом от работы в сторонних учебных центрах, исполнителей — внутри компании, используя собственные или адаптированные программы.

Отмечая преимущества собственных корпоративных УЦ компаний, Дмитрий Изместьев с сожалением констатирует, что до такого варианта «доросли» не все организации. ИТ-область — сфера, довольно сложная для многих HR-менеджеров, которые должны строить планы обучения ИТ-сотрудников, а у ИТ-директоров, как правило, нет бюджета на обучение, и они не готовы целенаправленно заниматься развитием сотрудников. Если же удается в одних руках соединить возможности и средства, выстроить планомерную программу развития каждого сотрудника, определить необходимый набор знаний и навыков для каждой позиции и под эти наборы сформировать группы обучения, то это дает положительные результаты в очень короткие сроки и прекрасно отражается на слаженной работе всей ИТ-структуры компании.

По мнению всех моих собеседников, оптимальным вариантом с точки зрения соотношения время/качество является обучение с отрывом от производства.

Игорь Морозов выделяет такие преимущества очного обучения с отрывом от работы:

  • личный контакт преподавателя с учеником;
  • профессиональный мониторинг усвоения знаний слушателями со стороны преподавателя;
  • создание дополнительной мотивации к обучению;
  • обмен опытом с коллегами;
  • возможность организации групповой работы.

К этим факторам, по замечанию Олеси Батог, можно добавить правильный психологический настрой: когда специалист находится в учебном центре, его способность к восприятию новой информации работает намного эффективнее, чем в своей компании или при дистанционном обучении. Незнакомая, непривычная обстановка настраивает на готовность получать новую информацию и, что немаловажно, вызывает желание воспринимать ее. Уровень преподавателей в специализированном учебном центре зачастую выше, а уровень отвлекающих факторов — значительно ниже.

Дмитрий Изместьев подчеркивает, что очное ИТ-обучение не заключается только в передаче практических навыков работы с конкретными программными продуктами. Специалистам важно не просто уметь что-то делать, но и знать, почему делается именно так. А в этом профессиональный инструктор может оказать более ощутимую помощь, чем учебное пособие. Имеется также аргумент и против распространенного способа обучения “бегом по граблям”, т. е. на собственном опыте. В ходе практической работы специалист осваивает в лучшем случае половину возможностей технических и программных средств. И о многих эффективных способах выполнения его повседневных обязанностей он узнает только на фирменных курсах. Кроме того, курсы обучения на рабочем месте могут обойтись организации очень недешево, так как ПО и оборудование стоят немалых денег, а неопытный специалист, проводя эксперименты при обучении, может вывести его из строя. В классе всё предназначено для того, чтобы слушатель мог в полном объеме освоить предложенный материал: учащемуся дается учебник; опытный инструктор не только объясняет тонкости курса, но и может привести примеры из собственной практики или из практики своих клиентов и коллег; группа может экспериментировать и искать разные варианты решения задачи, не опасаясь за оборудование. Есть и еще один немаловажный довод в пользу обучения даже вполне опытных специалистов, который отмечают их руководители: принципы работы и поведение обученного специалиста меняются с “реактивных” на “проактивные”, т. е. после обучения сотрудник начинает последовательно формулировать и проверять гипотезы, принимать меры для предотвращения проблем, а не решать их в экстренном порядке.

 

“Кто ошибется, кто угадает”

Безусловно, находятся сотрудники, которые сами ставят и реализуют планы своего развития. Но таких очень мало. И это зачастую определяется не способностями конкретной личности, а внешними обстоятельствами, среди которых одним из главных является именно намерение руководителя направить на обучение конкретного специалиста.

Все понимают необходимость стратегического развития компании, а значит, и ее персонала, но всегда ли бизнес-стратегия организации увязывается с четкими планами совершенствования ее сотрудников? Понятно, что здесь не может быть одинаково применимых для всех рецептов, и всё-таки… Задаю вопрос экспертам: сколько в среднем дней (с отрывом от производства) нужно обучать ИТ-специалиста, чтобы его уровень соответствовал требованиям современного бизнеса?

Светлана Смирнова замечает, что необходимость обучения персонала появляется при переходе компании на новое ПО, при расширении штата. Особые требования к повышению квалификации специалистов возникают при переходе компании на новый уровень бизнеса, в этом случае речь идет о переподготовке не только технических специалистов, но и руководителей проектов, направлений развития. Продолжительность обучения для каждого специалиста может колебаться от двух-пятидневного курса до трека (набора курсов) в полтора месяца.

Олеся Батог подчеркивает, что обучение специалистов сферы высоких технологий должно идти в ногу с инновациями. По ее оценке, минимальным порогом в повышении квалификации сотрудников из этой сферы является период от двух до пяти дней раз в два месяца.

С такой оценкой соглашается и Михаил Дубовик: “При использовании в работе нескольких наименований ПО и при выходе новых версий в среднем один раз в год получается, что ежегодное обучение специалиста должно занимать от двух недель до одного месяца. Конечно, эти сроки следует распределить по времени в течение года для того, чтобы сотрудник надолго не отрывался от основной деятельности”.

Олег Литвин дает такие рекомендации: ежегодно от пяти до десяти дней обучения с отрывом от работы плюс один сертификационный тест. Финансовый план составляет 1000—1500 долл. в год на одного ИТ-специалиста (плюс командировочные расходы).

Все участники дискуссии сошлись во мнении, что обучение должно постоянно сопровождать работу специалиста. Не сомневаюсь, что с ними согласно абсолютное большинство читателей. Но это мечта, а реальность отображена на рис. 3.

Сколько в среднем дней в году сотрудник вашей организации обучается с отрывом от производства?

 

 Радует, что на первом месте находится близкая к средней оценке экспертов цифра в 14 дней (надеемся на преобладание в ответах верхней границы). Разочаровывает то, что количество компаний, в которых эта цифра превышает 14-дневный барьер, практически совпадает с числом таких организаций, которые вообще не обучают своих сотрудников.

 

 

 

 

 

“Порой почти полжизни ждешь, когда оно придет, твое мгновенье”

Предположим, вам повезло работать в компании, которая серьезно заботится о профессиональном развитии своих сотрудников. Но относитесь ли вы сами к той категории специалистов, которые, по мнению вашего руководства, должны постоянно повышать свою квалификацию? Кто они, эти счастливчики? По каким критериям в компаниях принимают решение о том, что того или иного специалиста нужно направить на обучение с отрывом от производства? Иллюстрация ответа на этот вопрос с позиции наших читателей представлена на рис. 4. На нем выделены три “привилегированные” категории: 62% компаний, где таковыми являются сотрудники, которым потребовались конкретные навыки исходя из производственной необходимости; 24% организаций направляют на обучение тех, кому нужно получить сертификат; а в 7% случаев главным критерием выбора нужного работника являются показатели его работы.

Каковы критерии необходимости направить специалиста на обучение с отрывом от производства?

 

Своими наблюдениями в этом вопросе поделились и наши эксперты. Все они особо подчеркивают, что обучение специалистов необходимо при внедрении нового ПО (скорее даже до внедрения), чтобы обеспечить наиболее эффективное использование основанной на нем технологии.

Светлана Смирнова рекомендует обращаться к обучающим программам даже в такой ситуации, когда компания отвечает на вопрос, имеет ли смысл приобретать дорогостоящий программный продукт. Для принятия объективного решения можно ознакомиться с ним, прослушав в авторизованном учебном центре вводный курс по функционалу или курс по основам работы с продуктом.

Дмитрий Изместьев советует, направляя сотрудника на обучение, определить, какие задачи он должен будет решать после обучения, и исходить уже из целей и интересов компании. Как минимум, полезно провести предварительное тестирование для сотрудников, чтобы определить, какие курсы им необходимы и, что самое важное, какой набор знаний, умений и навыков требуется на определенной должностной позиции. Здесь может помочь разработанная система моделей компетенций. Такие модели хороши тем, что задают стандарт для каждой позиции в организации. Компетенции — как кубики, и опытный HR-менеджер или менеджер УЦ из нужных кубиков строит необходимый набор знаний, умений и навыков под названием “должность” или “функционал сотрудника”. Для организации ИТ-обучения правильным является разбиение компетенций на универсальные, не зависящие от специфики аппаратно-программного обеспечения, и специализированные, непосредственно ориентированные на продукты определенных разработчиков ПО. При составлении учебных программ указываются изначально требуемые ИТ-компетенции, определяющие необходимость изучения курса, и получаемые в результате знания, которые должны быть внесены в образовательные профили сотрудников по итогам обучения. Такая работа позволяет понять, какого специалиста, на какой курс, по какой программе и когда следует посылать.

Роман Журавлев подчеркивает, что в любом случае процесс обучения сотрудников в компании нужно планировать и проводить проактивно. Специалисты должны использовать полученные знания при решении новых задач, а не определять потребность в обучении на основании неспособности решать текущие задачи.

Очень оптимистичный совет дает Олег Литвин: “Просто включайте обучение сотрудников в ежегодный план компании без всяких критериев”.

 

“Ждет нас что-то новое, ждет нас перемена!”

Количество предложений со стороны обучающих организаций растет, одновременно повышается требовательность к уровню преподавания со стороны слушателей. По мнению Игоря Морозова, здесь наблюдается следующая закономерность: расширяется и оптимизируется портфель предложений, набираются опыта преподаватели, растет качество методических разработок — всё это ведет к улучшению уровня сервиса в УЦ. Вслед за уровнем сервиса растут и ожидания слушателей. Это естественный процесс, который наблюдается во всех клиенториентированных сферах бизнеса. Но заказчики никогда не будут полностью довольны: к хорошему быстро привыкаешь, и для того чтобы удерживать клиентов, учебным центрам приходится повышать свою гибкость, открытость к изменениям. Только так они могут не просто удерживаться на плаву, но и развиваться.

“Несколько лет назад, — замечает г-н Морозов, — слушатели сравнивали УЦ по профессионализму преподавателей, уровню оборудования, удобству расположения классов, наличию охраняемой стоянки и качеству питания. Сегодня все УЦ практически сравнялись по этим параметрам, и здесь выигрывает тот, кто первым предложит новый образовательный продукт, который будет востребован в ближайшей перспективе. Нужно идти в ногу со временем, постоянно расширять и оптимизировать каталог продуктов и услуг”.

Михаил Агеев отмечает, что в настоящее время в специализированных УЦ имеются проблемы с созданием высококачественных демонстрационных стендов, на которых проходит работа с ПО в процессе обучения. Здесь необходимо провести большую организационную, логистическую и техническую работу, чтобы обеспечить не только разнообразие комплектации, но и соответствие самым последним достижениям в области инноваций.

Олеся Батог считает, что бороться за рынок можно, предложив ему эксклюзивные программы и нестандартные формы обучения, интенсивно привлекая к этому процессу западных партнеров. В частности, для высших менеджеров актуальны программы в виде мастер-классов по обмену опытом с западными знатоками. Интересной и востребованной может стать организация такой обучающей программы, по которой молодой специалист сможет какое-то время поработать в иностранной компании и набраться опыта от своих коллег из других стран. И хотя на рынке представлены различные языковые программы, но конкуренции среди предложений программ именно для бизнес-стажировки не наблюдается.

Оценивая ситуацию на рынке образовательных услуг, Роман Журавлев замечает, что количество центров, соответствующих высоким стандартам сертифицирующих организаций, растет не слишком стремительно. Повышение требований со стороны слушателей, по его мнению, во многом касается УЦ, не имеющих свидетельств о качестве проводимого обучения.

“Это не означает, — говорит г-н Журавлев, — что сертифицированные центры могут почивать на лаврах. Будут новые предложения, как ценовые, так и по содержанию программ. Должны развиваться предложения в области сертификации по результатам обучения. Будут предприниматься разные шаги в борьбе за заказчиков, но самое главное, учебным центрам самим нужно учиться, повышая уровень собственной компетенции быстрее, чем это делают другие УЦ и тем более заказчики. Сохраняя лидерство в квалификации, учебные центры сохранят и учеников”.

 

“Век живи, век учись…”

Многие специалисты в области маркетинга и разработки бизнес-стратегии часто приводят основное правило, описывающее развитие компаний в современном мире. Существуют разные его формулировки, но суть одна: чтобы двигаться вперед, надо бежать; если ты идешь шагом, то будешь стоять на месте, а если остановишься, то откатишься назад.

Этот закон можно перенести и на область личного развития. Но как же быть с продолжением народной мудрости, вынесенной в заголовок заключительной части? Имеет ли смысл так напрягаться всю жизнь, постоянно учиться и бороться? Ради чего? Неужели только для того, чтобы понять, что чем больше знаешь, тем больше возникает вопросов? Каждый выбирает свой ответ. Один присоединится к Сократу и скажет вслед за великим философом: “Я знаю только то, что ничего не знаю, но вы не знаете даже этого”*. Другой согласится с Лукьяненко и поймет, что “разум — счастье само по себе, а понять это может только тот, у кого он есть”**. Третий на своем опыте убедится, что ученье — свет, а знание — сила. А объединит их всех одно: они будут всю свою жизнь учиться!

Мудрость тысячелетий. Энциклопедия. Автор-составитель В. Балязин. М.:ОЛМА-Пресс”, 2005.

** Лукьяненко С. В. Спектр. М.: АСТ МОСКВА, 2007.